Поэтические сборники и книги со стихами

Отрывки показывают, что даже в самых военизированных странах мира, не возможно было обойтись без развития собственной литературы, оберегания языка, культуры и истории. И огромную роль в становлении и упрочнении положения обществ играла, в том числе, поэзия, прокладывая мосты между людьми разных социальных групп и сообществ. В странах создавались поэтические сборники и книги со стихами единичных авторов, несущие в себе важную функцию просвещения.

 

Список книг и поэтических сборников


Ходасевич В.Ф.: Ищи меня


100 стихотворений, которые растрогают самых суровых мужчин


Лучшие стихотворения русских поэтов в одном томе


Дементьев Андрей Дмитриевич: Я продолжаю влюбляться в тебя...


Есенин Сергей Александрович: Клен ты мой опавший...


Серебряный век. Стихотворения


Вознесенский А.А.: Избранное


Мандельштам О.Э.: Стихотворения


Асадов Эдуард: Стихотворения о любви


Дементьев А.Д.: Любимые стихотворения в одном томе


Лермонтов Михаил Юрьевич: Герой нашего времени. Поэмы


Любовный напиток. Лучшая персидская лирика


Белый А.: Петербург. Стихотворения


Омар Хайям: Сад любви


Этельзон М.: МеждуМетие


Нэш Огден: Туда отсюда не попасть


Шедевры персидской лирики в одном томе


Филиппов Василий Анатольевич: Карандашом зрачка


иеромонах Роман (Матюшин-Правдин): Единственная радость


Жмачинская Елена Викторовна: Рыжая поэзия – это жизнь


Кривулин Виктор: Воскресные облака


Ахматова А.А.: Стихотворения. Поэмы


Окуджава Б.Ш.: Стихотворения


Асадов Э.А.: Когда стихи улыбаются


Окуджава Б.Ш.: Лирика


Лирика Серебряного века


Ахмадулина Б.А.: Нежность


Библейский свет. Жемчужины русской поэзии


Есенин С.А.: Мне осталась одна забава...


Лиснянская И.: Вдали от себя


Ровинский Арсений: Незабвенная


Пушкин Александр Сергеевич: Евгений Онегин


Бродский И.А.: Власть стихий


Аристов Владимир: Открытые дворы


Бродский Иосиф Александрович: Полдень в комнате. Избранные стихотворения 1972-1986 годов


Бродский Иосиф Александрович: Вид с холма. Избранные стихотворения 1986-1996 годов


Красников Геннадий Николаевич: Все анекдоты рассказаны


Венцлова Томас: Искатель камней


Бородин Василий: Лосиный остров


Чухонцев О.: 21 случай повествовательной речи. Стихотворения и поэма


Николаева О.: До небесного Иерусалима


Соснора Виктор: Жизнь моя


Ноговицын Владимир Валерьевич: Самолётик бумажный любви


Башилов Алексей Михайлович: Длиною в жизнь


Маркова Ирина Григорьевна: Православные стихи

Страницы

Отрывки о значении поэзии в Османской империи, ее влияние на национальную идею и развитие


И тем не менее его чуткой душе ветхие строения навевают грезы о красоте, хотя и беспорядочной, но бесконечно влекущей к себе

 

Но есть непонятное мне обаянье
И странная прелесть, в тех диких местах,
Где воды лепечут, где ветра рыданье
Со вздохами волн раздается в горах.
Везде соловьи там рокочут в каштанах,
Где ,в грезах ты бродишь под сенью ветвей,
В цветах и в смеющихся алых полянах
Ты видишь как будто взор милых очей.

 

Так тихо в природе, но очарование разрушается, когда поэт слышит стоны. В самый разгар полевых работ врываются в деревню жандармы; они заглядывают во все закоулки и забирают всех сильных мужчин в солдаты. И грустные сбились в кучу парни, смущенные еще более от воя, какой подняли в деревне бабы. Как стадо баранов, погнали жандармы свои жертвы.

 

Я охарактеризовал писателей, в произведениях которых ярче отражаются национальные мотивы; однако это было, пожалуй, искусственное ограничение задачи, потому что новая османская литература тем и отличается от школы прежней, азиатской, что в ней все национальное становится на первый план. И от более чутких писателей не укрылось, что в этом и состоит истинная задача литературы. «Когда предоставлялся случай, я неоднократно говорил,— пишет Сами-бей (полковник османской армии) Мехмеду Эмину (турок-киприот, который три раза становился великим визирем Османской империи), — что литература, а особенно поэзия должна заниматься изображением национального чувства и мыслей... Изображение национальных мыслей и чувств — вот в чем поэзия, вот в чем литература». Уже первые западники инстинктивно это чувствовали, но только у писателей-народников эта идея получила полное выражение.

 

Постепенно мысль определить национальное миросозерцание переходит за область художественной литературы. Возникают общества, исследующие родной язык, историю («Турецкое собрание», «Историческое общество» и др.). Раздаются громкие жалобы на отсутствие национальной истории Турции. «Несмотря на всяческие уверения европейцев (sic), — пишет из Салоники в "Игдам" некий Риза Нюзхет, — мы всегда были чужды своему народу... Подобно тому как мы нуждаемся в национальном языке, нуждаемся мы также и в национальной истории. Мы должны знать нашу славную историю, забрызганную кровью и грязью».

 

С другой стороны, вековое равнодушие — пропасть, открытая в османском обществе между столичной интеллигенций и «подлым» народом, сглаживается или, пожалуй, точнее, сознается губительность отчуждения между верхами и низами народными. Со времени объявления конституции в провинции зародилась пресса, выдвигавшая на своих* страницах местные народные нужды; зарождаются даже специальные газеты для народа — «Кёйлю» («Крестьянин») в Измире. В столичной печати, оторванной от провинции, подымаются все же голоса о необходимости создания «литературы для народа», из которой крестьянин мог бы черпать сведения и по гигиене, и по сельскому хозяйству, и по географии и истории страны. Газета «Игдам» гостеприимно открывала у себя столбцы для писаний для народа. Обращаясь к читателям за сотрудничеством, газета возлагала надежды на женщин, среди которых язык сохранил большую чистоту.

 

Тест по стихотворениям русских поэтов